Сайт «Антропософия в России»


 Навигация
- Главная страница
- Новости
- Антропософия
- Каталог файлов
- Поиск по сайту
- Наши опросы
- Антропософский форум

 Антропософия
GA > Сочинения
GA > Доклады
Журнал «Антропософия в современном мире»
Конференции Антропософского общества в России
Общая Антропософия
Подиум Центра имени Владимира Соловьёва
Копирайты

 Каталог файлов
■ GA > Сочинения
■ GА > Доклады

 Поиск по сайту


 Антропософия
Начало раздела > GA > Доклады > Об антихристианских подосновах национализма, сегодняшних бедствиях души и трех главных задачах нашей эпохи

Что делает ангел в нашем астральном теле?


Лекция в Цюрихе 9 октября 1918 года

Антропософское духопознание не должно быть просто теоретическим мировоззрением, оно должно наполняться жизненным содержанием и жизненной силой.

И только если мы достигнем того, что антропософское мировосприятие укрепится в нас настолько, что станет в нас действительно жизнеспособным, лишь тогда сможет оно выполнить свою задачу.

Ибо, дорогие друзья, соединяя свои души с антропософским познанием духа, мы становимся в каком-то отношении стражами определенных значительных процессов в развитии человечества.

Ведь люди, стремящиеся к тому или иному мировоззрению, как правило, убеждены, что мысли и представления, кроме своего проявления в их душах, никак больше не участвуют в мировой взаимосвязи. Люди с подобным мировоззрением думают: мысли и представления в качестве идеалов будут воплощаться в мире лишь в той мере, в какой человеку через его действия в чувственном мире удается привести эти идеалы к обретению значения в мире.

Антропософский же образ мыслей предполагает ясное осознание того, что наши мысли и представления для своего воплощения нуждаются еще и в других путях, кроме чувственных действий. В познании этой жизненной необходимости уже само собой содержится требование, чтобы антропософ определенным образом уделял должное внимание знамениям времени. Весьма многое происходит в развитии мира; человек, особенно человек нашей эпохи, обязан приобрести действительное понимание того, что происходит в развитии мира, к которое включен он сам. Что касается отдельного человека, никто даже и не сомневается, что следует принимать во внимание его развитие, а не только лишь внешние факты и события, происходящие вокруг него. Подумайте однажды: те внешние чувственные события, что происходят в данный момент, окружают людей, достигших возраста пяти лет, десяти лет, двадцати, тридцати, пятидесяти, семидесяти лет. Однако ни один разумный человек не станет требовать, чтобы отношение к этим фактам было одинаковым у пятилетнего, двадцатилетнего, пятидесятилетнего, семидесятилетнего. То, как относятся люди к внешнему окружению, можно установить, только принимая во внимание их развитие. Относительно отдельного человека с этим согласится каждый.

Но подобно тому, как отдельный человек претерпевает определенное развитие, подобно тому, как имеются силы различного рода в детстве, в середине жизни и в старости, так и в ходе развития всего человечества вступают все новые и новые силы, и лишь, так сказать, спящий в отношении развития миров не замечает того, что сущность человечества двадцатого столетия чем-то отличается от того, чем оно было в пятнадцатом столетии или, тем более, во времена мистерии Голгофы, или еще раньше. В упущении этого состоит величайший недостаток, величайшие заблуждения и путаница нашего времени — в том, что люди думают, что о человеке или человечестве можно говорить абстрактно, что вовсе ненужно знать того, что человечество подвержено определенному развитию.

Спрашивается, как можно придти к более точному пониманию этого? Вы знаете: мы уже часто говорили о самом основном в этом развитии. Греко-латинское время, с VIII столетия дохристианской эры до приблизительно XV столетия христианского летоисчисления, мы считаем так называемой культурной эпохой души рассудочной, или души характера; эпоха со времени XV столетия считается эпохой души сознательной. Этим характеризуется самое существенное в развитии человечества, поскольку это относится к нашему времени. Итак, мы знаем, что главной силой в развитии человечества с XV столетия до четвертого тысячелетия, до начала четвертого тысячелетия, является душа сознательная.

Но, дорогие друзья, в духовной науке, в подлинной духовной науке никогда нельзя довольствоваться общими абстрактными истинами, всюду мы должны стараться постигать конкретные факты: абстракции в лучшем случае могут лишь удовлетворить любопытство в самом простом и обычном смысле. Тот, кто хочет сделать духовную науку содержанием, смыслом, силой всей своей жизни, тот должен отнестись к ней с большей серьезностью, и тогда невозможно оставаться при таких абстракциях, как только что приведенная. Утверждение, что мы живем в эпохе души сознательной, эпохе, для которой самое существенное — это развитие и проявление души сознательной, это утверждение правильно и также очень важно, но при этом нельзя оставаться.

Если мы хотим прийти к более определенному взгляду на вещи, мы должны прежде всего более подробно рассмотреть сущность самого человека. С точки зрения духовной науки, мы как человеческие существа — если в некотором смысле прослеживать сверху вниз — состоим из «Я», астрального тела, эфирного тела, которое я недавно назвал еще и телом формообразующих сил, и физического тела. Из всех этих членов человеческой природы лишь «Я» является тем членом, в котором мы начинаем жить и созидать душевно-духовно. «Я» дается нам благодаря нашему земному развитию, управляемому Духами Формы. В основном все, входящее в наше сознание, входит в него через наше «Я». И если «Я» развивается таким образом, что в какой-то момент не имеет связи — пусть даже посредством других тел — с внешним миром, тогда мы обладаем сознанием не больше, чем с момента засыпания до момента пробуждения. «Я» есть то, что связывает нас сегодня с окружающим, астральное тело мы приобрели благодаря лунному развитию, предшествовавшему нашему земному развитию; наше эфирное тело мы получили в предшествовавшем лунному солнечном развитии; первые зачатки нашего физического тела мы получили через сатурническое развитие.

Но если вы возвратитесь к описанию этих тел в «Очерке тайноведения», то увидите, каким сложным образом формировалось то, что сегодня из себя представляет четырехчленный человек. Разве мы не видим из того, что сказано в «Тайноведении», что в этом образовании трех оболочек человеческого существа принимали участие Иерархии. Разве мы не видим, что то, во что мы облечены как в физическое, эфирное и астральное тела, в своей сущности очень и очень сложно? И эти Иерархии действовали не только до возникновения наших оболочек — они все еще работают внутри них. И тот, кто верит, что человек представляет из себя простое соединение из костей, крови, плоти и так далее, как о том рассказывают нам обычные естественные науки, физиология, биология или анатомия,— тот вовсе не понимает, что такое человек.

Если мы приблизимся к реальной сущности этих человеческих оболочек, если мы в действительности увидим их сущность, тогда мы увидим, как планомерно, мудро работают, пронизывая всё, что происходит в наших телесных оболочках вне нашего сознания, духовные сущности высоких Иерархий. Из того, что в качестве, можно сказать, наброска я обрисовал в очерке «Тайноведения» относительно взаимодействия отдельных духов высоких Иерархий в сотворении человека, вы сможете понять, насколько сложно всё в отдельности. И тем не менее, если мы хотим понять человека, мы должны даже эти вещи рассматривать всё больше и больше в частностях, всё более и более конкретно.

В этой области выделение какого-нибудь конкретного вопроса представляет собой огромнейшую трудность потому, что эти конкретные вопросы бесконечно сложны. Представьте себе, что кто-нибудь поставил вам следующий вопрос: «Что делает в современном цикле развития человечества, в 1918 году в эфирном теле человека, скажем, Иерархия Серафимов, или Духов Движения?» Такой вопрос можно поставить так же легко, как, скажем, вопрос: идет ли сейчас в Лугано дождь или нет.

По правде говоря, как один, так и другой вопрос столь же мало можно решить одним лишь рассуждением или применением теорий: нужно конкретно подойти к событиям. Так же как я, со своей стороны, осведомился бы посредством телеграммы или письма, или другим каким-либо способом о том, идет ли сейчас дождь в Лугано или нет, так же нужно конкретно подходить к таким вопросам, как например: Какую задачу в современной эпохе человечества имеют Духи Мудрости, или Престолы, относительно, скажем, человеческого эфирного тела? Вопрос, подобный только что поставленному, необычайно сложен, и мы, собственно говоря, можем лишь постепенно приближаться к областям, где встают подобные вопросы. Поистине, дело в этих областях обстоит так, что человеку становится, собственно, невозможно взлетать в небеса и возгордиться в своем стремлении к истинному познанию.

В некотором смысле ближайшие перспективы, непосредственно нас касающиеся, — они как раз и есть те, которые мы можем ясно видеть. Но мы должны их именно ясно увидеть, если не хотим проспать нашей включенности в человеческое развитие.

И потому я хочу говорить с вами о вопросе, не таком неопределенном и неясном — несмотря на всю его конкретность — как, например, вопрос: «Что делают Силы или Престолы в нашем эфирном теле?». Я сейчас буду говорить об одном другом вопросе, который не является таким неясным, таким неопределенным, но напротив, вполне реально затрагивает человека современности. И вопрос этот следующий: Что делают внутри астрального тела в современную эпоху развития человечества Ангелы, то есть те существа, деятельность которых ближайшим образом связана именно с человеком?

Созерцая нашу внутреннюю сущность, мы видим, что астральное тело находится ближе всего к нашему человеческому «Я». Потому и можно надеяться, что ответ на только что поставленный вопрос действительно мог бы оказаться очень важным для нас. Ангелы являются ближайшей Иерархией над самой человеческой Иерархией. Итак, мы поставили скромный вопрос, а дальше мы увидим, что ответ на этот вопрос: что делают именно сейчас, в нашем жизненном возрасте человечества, протекающем через XX столетие, в этом жизненном возрасте человечества, который начался в XV столетии и будет продолжаться до начала четвертого тысячелетия, что в этот период делают Ангелы в человеческом астральном теле? — что ответ на этот вопрос становится для нас чрезвычайно важным.

Но что же вообще можно об этом сказать, как можно ответить на такой вопрос? Здесь следует вообще сказать, дорогие друзья, что духовное исследование, если оно проводится со всей надлежащей серьезностью, не является какой-то игрой представлениями или игрой словами, но оно действительно работает внутри той области, где духовный мир становится зримым. И ближайшие области этого духовного мира действительно могут быть наблюдаемы. Но результативный, плодотворный ответ на этот вопрос становится возможен собственно только в эпоху души сознательной.

Можно было бы предположить: если бы такой вопрос возник в других эпохах, то и тогда, вероятно, нашелся бы ответ.

Но на самом деле ни в периоды атавистического ясновидения, ни в эпоху греко-латинской культуры основательный ответ на этот вопрос не был бы возможен, ибо образы, которые получала душа во времена атавистического ясновидения, затемняли узрение действия Ангелов в нашем астральном теле. Ничего нельзя было увидеть именно потому, что имелись образы, полученные путем атавистического ясновидения. А в греко-латинское время мышление не было настолько сильным, как сейчас. Мышление с тех времен укрепилось, укрепилось именно благодаря эпохе естественных наук. Так что эпоха души сознательной является как раз той эпохой, в которой становится возможно сознательное проникновение в такие вопросы, как только что поставленный.

Плодотворность нашей духовной науки для жизни должна проявиться как раз в том, что мы не удовлетворяемся лишь теориями, а знаем, что сказать о вещах, имеющих для жизни решающее значение.

Что делают Ангелы в нашем астральном теле? Мы лишь тогда можем удостовериться в том, что они там делают, когда мы поднимаемся до соответствующей ступени ясновидческого наблюдения, на которой можно созерцать то, что происходит внутри нашего астрального тела. Итак, для ответа на поставленный вопрос должна быть достигнута соответствующая ступень — по меньшей мере, ступень имагинативного познания.

Тогда станет зримым, что эти существа из Иерархии Ангелов — некоторым образом каждый Ангел в отдельности, имеющий свою собственную задачу в отношении каждого отдельного человека, но в особенности также и через их взаимодействие — формируют образы в человеческом астральном теле. Под руководством Духов Формы Ангелами формируются образы. Не поднявшись до имагинативного познания, не узнаешь о том, что в нашем астральном теле непрерывно формируются образы. Они возникают и исчезают, эти образы. Если бы не формировались эти образы, не было бы человеческого развития в будущее, соответствующего намерениям Духов Формы. То, чего Духи Формы хотят достигнуть в отношении нас к концу земного развития и в дальнейшем, это они должны поначалу развивать в образах, а из образов позднее возникнет преобразованное человечество, действительность. Эти образы формируются в нашем астральном теле Духами Формы уже сегодня посредством Ангелов. Ангелы формируют в человеческом астральном теле образы — образы, которые можно постигнуть развитым до ясновидения мышлением. И при возможности лицезреть эти образы, которые формируются Ангелами в нашем астральном теле, окажется, мои дорогие друзья, что эти образы формируются согласно вполне определенным импульсам, по вполне определенным принципам. Они формируются именно так, что в том, как возникают эти образы, до некоторой степени заложены силы для будущего развития человечества. Лицезрея Ангелов при этой их работе — хотя это и звучит странно, но приходится выразиться так,— мы видим, что Ангелы стремятся при этом к определенному будущему социальному устроению (Gestaltung) человеческой земной жизни; они хотят создать в человеческом астральном теле такие образы, которые ведут к вполне определенным социальным обстоятельствам в человеческой совместной жизни будущего.

Люди могут отказываться признать, что Ангелы хотят пробудить в них идеалы будущего, но это все-таки так .И именно в этом формировании образов, проводимом Ангелами, закладывается вполне определенный принцип, состоящий в том, что в будущем ни один человек не должен будет находить покоя и наслаждения счастьем в то время, как другие рядом с ним несчастны. Будет властвовать непреложный импульс абсолютнейшего братства, абсолютнейшего единения человеческого рода, верно понимаемого братства — импульс, соответствующий совместной жизни людей в физическом мире. Это одно, один аспект того, в каком направлении Ангелы формируют образы в человеческом астральном теле.

Но имеется еще и второй импульс, в соответствии с которым формирующе действуют эти Ангелы. А именно: они преследуют не только определенные цели относительно внешней социальной жизни, но также определенные цели относительно человеческой души, относительно душевной жизни человека. Посредством образов, запечатлеваемых в человеческой душе, они преследуют относительно душевной жизни людей следующую цель: в будущем каждый человек в любом другом человеке должен будет видеть скрытое божественное.

Итак, надо особенно отметить: всё должно стать иначе, согласно целям Ангелов, лежащим в основе их работы. Должно стать так, чтобы мы не смотрели на человека в какой-то степени как на высокоразвитое животное, принимая во внимание только его физические свойства,— ни в теории, ни в практической жизни,— но чтобы мы шли навстречу каждому человеку с вполне развитым ощущением: в человеке проявляется нечто из божественных мировых основ, оно проявляется через плоть и кровь. В упомянутые образы Ангелами закладывается исключительно серьезное восприятие одним человеком другого, когда он воспринимается с исключительным пониманием и силой как проявляющийся из духовного мира образ.

Когда-нибудь, когда это осуществится, это будет иметь совершенно определенное последствие. Всякая свободная религиозность, которая будет развиваться в будущем человечестве, будет держаться на том, что не только в теории, но и в непосредственной жизненной практике каждый человек будет действительно цениться как точное подобие Божества. Тогда станет невозможно какое-либо религиозное принуждение, тогда исчезнет и потребность в каком бы то ни было религиозном принуждении, потому что каждая встреча любого человека с другим человеком с самого начала будет проходить как религиозный обряд, как священное таинство, и никому не понадобится особой церкви, устроенной внешне на физическом плане для поддержания религиозной жизни. Для церкви останется одно, если только церковь сама правильно поймет свою задачу: достижение того, чтобы на физическом плане в ней уже не было бы потребности, так как вся жизнь становится выражением сверхчувственного.

В основе импульсов деятельности Ангелов лежит по меньшей мере следующее: излить в человечество полнейшую свободу религиозной жизни.

И нечто третье лежит в основе деятельности Ангелов: дать человеку возможность постижения духа посредством мышления, чтобы человек посредством мышления перешагнул разделяющую пропасть и пришел к переживаниям в духовном.

Духовную науку - духу, религиозную свободу - душе, братство - телу: это звучит словно мировая музыка в деятельности Ангелов в человеческих астральных телах. Нужно лишь поднять свое сознание, хотелось бы сказать, до определенного уровня, слоя, чтобы оказаться как бы пересаженным в эти чудесные области ангельской деятельности в человеческих астральных телах.

Итак, мы живем сейчас в эпохе души сознательной; в этой эпохе души сознательной Ангелы совершают в человеческом астральном теле то, о чем я вам сейчас рассказал. Люди постепенно должны прийти к сознательному постижению того, о чем я вам только что рассказал. Это принадлежит человеческому развитию. Как же можно вообще прийти к тому, чтобы говорить о чем-то подобном? Где, так сказать, имеет место эта деятельность? Эта деятельность сегодня еще имеет место в спящем человеке. Ее можно найти в человеке в состоянии сна от засыпания до пробуждения. Но ее можно обнаружить также и в состоянии бодрственного сна. Я часто говорил о том, как люди, несмотря на то, что они находятся в бодрственном состоянии, собственно просыпают свою жизнь в отношении самых важных дел. Во всяком случае, я могу вас уверить, хотя это и не будет очень приятно, что в действительности сегодня найдутся еще очень и очень многие такие спящие люди. Они не интересуются тем, что происходит в мире, не заботятся о своей связи с происходящим в мире. То, что проходит незамеченным при великих мировых событиях, проходит мимо таких людей, как проходит что-то происходящее в городе незамеченным теми, кто там в это время спит... Хотя по внешней видимости люди как будто бодрствуют. Но именно тогда, когда люди, бодрствуя подобным образом, просыпают что-нибудь особое, тогда и обнаруживается, как в их астральных телах — совсем независимо от того, что они хотят или чего не хотят знать — совершается эта важная работа Ангелов, о которой я говорил.

Такие вещи происходят зачастую таким образом, что людям это должно казаться поистине загадочным, поистине парадоксальным. Им кажется, что связывать то или иное с духовным миром — совершенно неуместно. Но в действительности подобный человек, прежде всего в теперешней его инкарнации, является не кем иным, как ужасным соней, просыпающим всё, что происходит вокруг него; однако в его астральном теле работает Ангел, Ангел в сообществе Ангелов, работающих над будущим человечества. Его астральное тело всё-таки включено в деятельность Ангелов, и в астральном теле также и подобного сони можно нечто такое наблюдать.

Но важно как раз то, чтобы подобные явления вторгались в человеческое сознание. Душа сознательная должна быть поднята до признания того, что может быть обретено только таким способом.

Эти наши предварительные замечания, мои дорогие друзья, сделаны для того, чтобы вы поняли, на что я сейчас обращаю ваше внимание: именно наша эпоха души сознательной необходимо приводит нас к определенному событию и, поскольку дело касается души сознательной, то от самого человека будет зависеть, как это событие будет происходить в развитии человечества. И это событие может свершиться столетием позже или раньше, но оно именно должно войти в человеческое развитие. И это событие можно характеризовать следующими словами: люди должны исключительно своей душой сознательной, исключительно посредством сознательного мышления придти к лицезрению того, как действуют Ангелы, готовя будущее человечества. То, чему духовная наука учит в этой области, должно стать практической жизненной мудростью человечества, — такой практической жизненной мудростью, чтобы люди могли быть твердо убеждены: признание охарактеризованного мною стремления Ангелов благотворно и мудро для самих людей.

Но человеческий род в отношении своего приближения к свободе продвинулся теперь так далеко, что уже от самого человеческого рода зависит, проспит ли он упомянутое событие или же с полным сознанием пойдет ему навстречу. Что это означает: пойти навстречу с полным сознанием? Это означает следующее: сегодня уже возможно изучать духовную науку — она уже существует; действительно, не требуется ничего иного кроме изучения духовной науки. Если проводятся, кроме того, еще и всевозможные медитации, если принимается во внимание то, что дано в таких практических указаниях, как, например, в книге «Как достигнуть познаний высших миров?», тогда еще более содействуют этому. Но самое необходимое происходит уже, если изучается духовная наука и действительно сознательно понимается. Сегодня уже можно, и не приобретя ясновидческих способностей, изучать духовную науку, любой человек это может, если только он сам заранее не заграждает себе пути предрассудками. И если люди всё глубже и глубже изучают духовную науку, если они усваивают представления и идеи, даваемые духовной наукой, тогда они настолько пробуждаются в своем сознании, что определенные события окажутся не проспанными, но будут пройдены сознательно.

А сами эти события, их мы можем охарактеризовать еще точнее. Ибо в сущности, наше знание о том, что делает Ангел, является лишь подготовлением. Главное же заключается в том, что в определенный момент наступит троякое. Как сказано, в зависимости от того, как отнесутся к этому люди, этот момент наступит раньше или же позже, либо же, в самом худшем случае, не наступит никогда. Но то, что должно наступить, состоит именно в том, что человечеству через мир его Ангелов будет показано троякое.

Во-первых, будет показано, как действительно можно постигнуть более глубокую сторону природы человека через наинепосредственнейший интерес к нему. Да, мои дорогие друзья, придет момент, который люди не должны проспать, когда люди через своего Ангела получат из духовных миров побуждающий импульс, импульс к тому, чтобы мы обретали намного более глубокий интерес к каждому человеку, чем склонны мы его иметь сегодня. Это возрастание интереса к нашим ближним должно развиваться не просто как-то субъективно, что так удобно сегодняшним людям, но, можно сказать, рывком, когда в человека фактически вольется со стороны спиритуального известная тайна, известное знание о том, что такое есть другой человек. Я имею при этом в виду нечто совсем-совсем конкретное: это не какая-то теоретическая декларация, нет, люди узнают нечто, что сможет интересовать их в каждом человеке.

Это первое, и это совершенно особым образом завладеет социальной жизнью.

Второе будет то, что из духовного мира Ангел с абсолютной несомненностью (unwiderleglich) представит человеку, что Христов импульс, кроме всего остального, обуславливает для человека полную религиозную свободу, и что лишь то является подлинным христианством, что делает возможной абсолютную свободу религии.

И третье — это освободившееся от сомнений (unwider-legliche) осознание духовной природы мира. Это событие, как сказано, должно произойти таким образом, чтобы душа сознательная непременно имела к этому отношение. Это предстоит некогда человечеству в его развитии. Ибо для этого работает посредством своих образов в человеческом астральном теле Ангел.

Но теперь я обращаю ваше внимание на то, что это предстоящее событие уже заложено в человеческую волю. Люди, тем не менее, могут многое упустить. И люди упускают еще сегодня многое из того, что должно вести к бодрственному переживанию указанного момента.

Но, как вы уже знаете, в мировом развитии имеются и другие существа, интерес которых состоит в том, чтобы увести человека с его пути: это ариманические и люциферические существа. То, о чем я говорил, относится к божественному развитию человечества. Фактически человек должен был бы, если бы он был предоставлен естественному развитию, согласно его собственной природе придти к лицезрению того, что развивается Ангелом в его астральном теле, но люциферическое развитие стремится к тому, чтобы отвлечь человека от прозрения работы Иерархии Ангелов. И эти люциферические существа действуют, стремясь к этой цели, следующим образом: они стараются воспрепятствовать свободной воле человека. Они стараются затемнить в человеке деятельность его свободной воли. Правда, они стараются сделать человека добрым существом. Люцифер, с этой точки зрения, стремится именно к добру, к духовному, но он хочет достигнуть этого автоматически, исключая свободную волю. Это должно, так сказать, пересадить человека в ясновидение согласно добрым принципам, но определенным образом автоматически. Люциферические сущности хотят отнять у человека его свободную волю, возможность обратиться ко злу. Они хотят его сделать таким, что он, хотя и действуя из согласия с духовным, действовал бы словно духовное отражение (ein geistiges Abbild): именно без свободной воли. Они, эти люциферические существа, хотят сделать его автоматическим.

Это связано с совершенно определенными тайнами развития. Люциферические существа — это, как вы знаете, отставшие существа, оставшиеся на других ступенях развития и вносящие в нормальное развитие нечто чуждое. Эти люциферические существа очень заинтересованы в том, чтобы завладеть человеком и не дать ему возможности прийти к свободной воле, потому что и сами они не завоевали для себя этой свободной воли. Свободная воля может быть завоевана только на Земле. Но они не хотят иметь с Землей ничего общего, они хотят, пройдя лишь сатурническое, солнечное и лунное развитие, остановиться и не иметь ничего общего с земным развитием. Они определенным образом ненавидят свободную волю человека. Они действуют высоко духовно, но они действуют автоматически. Это чрезвычайно знаменательно: они хотят поднять человека в свои высоты, в свои духовные высоты. И они хотят сделать его автоматическим, духовным, но автоматическим. Таким образом, с одной стороны, может появиться опасность, что человек слишком рано, еще до того, как, как начнет вполне действовать его душа сознательная, станет духовным, но из-за этого — духовно-автоматически функционирующим существом и проспит тогда то [троякое] откровение, которое должно для него наступить и которое я вам только что охарактеризовал.

Но также и ариманические существа действуют против этого откровения. Они стремятся не к тому, чтобы сделать человека особенно духовным, нет, они стремятся как раз умертвить в человеке сознание его духовности. Они стремятся насадить в человеке воззрение, будто он является всего лишь развитым до совершенства животным. В самом деле, это Ариман является великим учителем материалистического дарвинизма. Ариман является также великим учителем всей технической и практической деятельности в ходе земного развития, которая не хочет признавать ничего кроме внешне чувственной человеческой жизни и стремится только к приобретению развитой техники, позволяющей человеку рафинированным образом удовлетворять, собственно, те же потребности голода, жажды и другие, которые удовлетворяются и животными. Ариманические духи в наше время стремятся в отношении души сознательной посредством всевозможных рафинированных научных способов к тому, чтобы умерщвлять, затемнять в человеке сознание того, что он —отражение Божества.

В прежних эпохах ариманическим духам не было бы никакой пользы от затемнения таким образом истины для человека. Почему? Еще в течение греко-латинской эпохи, а тем более в еще более ранних эпохах, когда человек еще обладал атавистическим ясновидением, образами, было совершенно безразлично, как человек думал. Он имел тогда образы. Посредством своих образов он созерцал в духовном мире. То, что Ариман внушал бы ему относительно его связи с животным, не имело бы никакого влияния на его жизненный уклад. Мышление стало сильным — окрепло, можно сказать, в своем бессилии — лишь в нашей Пятой послеатлантической эпохе, начиная с XV столетия. Лишь с этого времени мышление  стало способным к тому, чтобы душа сознательная вводилась в духовную область, но и к тому, вместе с тем, чтобы ее вхождение в духовный мир задерживалось. Лишь теперь мы переживаем время, когда теория через науку сознательным образом похищает у человека его божественность и опыты в божественном. Это становится возможным только в эпохе души сознательной. А потому и стремятся ариманические существа к распространению среди людей таких учений, что затемняют божественное происхождение человека.

Исходя из характеристики этих сил, противодействующих нормальному божественному развитию человечества, можно судить о том, как следует устраивать свою жизнь, чтобы не проспать то, о чем говорилось и что должно войти в человеческое развитие как откровение. Иначе возникает большая опасность. И человек должен внимательно отнестись к этой опасности, иначе вместо чрезвычайно значительного события, которое должно с большой силой пронизать будущее развитие Земли, произойдет то, что может стать очень опасным для этого развития.

Видите ли, определенные духовные сущности достигают ведь своего развития через человека, развиваясь совместно с ним. Ангелы, развивающие в человеческом астральном теле образы, делают это, разумеется, не ради игры, но для того, чтобы этим чего-то достигнуть. Но раз то, чему надлежит осуществиться, должно быть достигнуто именно в земном человечестве, то тогда ведь вся история оказалась бы лишь игрой, если бы люди, приобретя душу сознательную, сознательно оставили бы без внимания все это дело. Всё это оказалось бы игрой! Ангелы вели бы лишь игру, развивая человеческое астральное тело. Только благодаря тому, что это развитие в человечестве осуществляется, только благодаря этому является это не игрой, но чем-то значительным.

Из этого вы, однако, можете заключить, что работа Ангелов при любых обстоятельствах должна оставаться серьезной. Подумайте, что было бы за кулисами бытия, если бы люди просто своей сонливостью могли превратить работу Ангелов в игру!

Но что если бы это все же произошло, если бы земное человечество при этом все же упорствовало в своей тяге проспать важное духовное событие откровения будущего? Если бы люди, например, проспали те вещи, что связаны с религиозной свободой, если бы они проспали повторение Мистерии Голгофы на эфирном плане, о котором я часто говорил, новое явление эфирного Христа, или проспало бы другие вещи,— тогда то, что должно быть осуществлено посредством образов в человеческом астральном теле, достигалось бы Ангелами другим путем. И то, чему люди не дали бы осуществиться в их астральном теле в бодрственном состоянии, достигалось бы в этом случае через то, что Ангелы осуществляли бы свои намерения посредством спящих человеческих тел. Так что просыпаемое людьми в их бодрственном состоянии, то, чего Ангелы поэтому не смогли бы достигнуть, это достигалось бы посредством остающихся лежать в постели во время сна человеческих физического и эфирного тел. В них искались бы силы для достижения этого. То, чего не удается достичь с бодрствующими людьми в то время, когда бодрствующие души находятся внутри эфирного и физического тела, это будет достигаться в спящих эфирных и физических телах, когда те же люди, находятся со своим «Я» и своим астральным телом в состоянии сна вне своего тела.

Это огромная опасность для эпохи души сознательной. Это то событие, которое может произойти еще до начала третьего тысячелетия, если люди не захотят обратиться к духовной жизни. Ведь третье тысячелетие начинается с 2000 года.

Могло бы еще случиться так, что то, что должно быть достигнуто Ангелами через их работу в бодрствующих людях, будет вместо этого достигаться в спящих человеческих телах, то есть может случиться так, что Ангелы должны будут прекратить всю свою работу в астральном теле человека, чтобы погрузить ее в его эфирное тело, и она будет осуществлена таким образом. Но человек не присутствовал бы при этом! Итак, это должно тогда осуществляться в эфирном теле, когда сам человек не присутствует при этом; ибо если бы человек был при этом в бодрственном состоянии, он мешал бы этому осуществляться.

Сейчас я развил перед вами лишь в общих чертах представление об этих вещах. Но что произошло бы, если бы Ангелы должны были проводить такую работу в эфирных и физических телах людей в отсутствие при этом самих людей, то есть тогда, когда они спят? В результате этого, мои дорогие друзья, в человеческом развитии несомненно произошло бы троякое.

Во-первых, в спящих человеческих телах — в то время как человек спит, отсутствуя там со своим «Я» и своим астральным телом — создавалось бы нечто, что он в таком случае не обретал бы свободно, а просто обнаруживал бы, проснувшись утром, постоянно бы обнаруживал это тогда. Но тогда это будет становиться инстинктом вместо свободного осознания и потому это будет вредно. А именно, грозят появиться и стать вредоносными определенные инстинктивные познания, которые должны были бы, собственно, правомерным образом входить в человеческую природу и которые связаны с мистерией зачатия и рождения, со всей сексуальной жизнью. И если возникнет опасность, о которой я говорю, тогда определенные Ангелы сами должны были бы провести определенное изменение [в своей деятельности], о котором я не могу говорить, так как это изменение принадлежит к тем высшим тайнам науки инициации, о которых сегодня еще не должно говориться. Но вполне можно сказать: то, что закономерно должно происходить в развитии человечества, совершалось бы тогда не благотворным образом в ясном, бодрственном сознании, а вместо этого — вредным, разрушающим образом. Со стороны сексуальной жизни и сущности сексуального появились бы определенные инстинкты, инстинкты, которые означали бы не просто заблуждение, но которые перешли бы и в социальную жизнь, которые порождали бы искажения в социальной жизни. Первым делом это стало бы побуждать людей — через то, что вступало бы тогда в человеческую кровь посредством сексуальной жизни, — во всяком случае не к развитию какого бы то ни было братства между людьми на Земле, а к постоянному сопротивлению, протесту против братства. [1]

Но это было бы инстинктом.

Итак, приближается решающий момент, когда возможно еще будет, в известном смысле, повернуть направо,— но в таком случае надо становиться бодрствующими; либо же повернут налево,— и тогда можно спать, но тогда появятся инстинкты, которые будут ужасны. Что тогда скажут ученые естественных наук, когда появятся такие инстинкты? Да, ученые естественных наук скажут: это природная необходимость. Это должно было появиться, это является следствием того-то и того в развитии человечества.

Невозможно внять этим вещам через естественные науки. Потому что если бы люди вдруг превратились в ангелов, либо же, напротив, в чертей,— и то, и другое оказалось бы вполне объяснимым естественнонаучно! В обоих случаях естественные науки сказали бы одно и то же: то, что произошло, следует из того, что было раньше... Это и есть пресловутая большая мудрость причинного истолкования природы. Естественные науки ничего не заметят относительно события, о котором я вам говорил, потому что они, разумеется, будут считать естественной природной необходимостью то, что люди, допустим, станут полу-чертями через свои сексуальные инстинкты. Так что естественнонаучно эти вещи вовсе не объяснимы, потому что естественнонаучно объяснимо абсолютно всё после того, как это произойдет. Такие вещи становятся прозрачными именно только в духовном познании, в сверхчувственном познании. Это — первое, о чем приходится говорить в этой связи.

Вторым является то, что в результате этой работы, этой вынужденной измениться работы Ангелов в отношении человечества, последует инстинктивное — однако при этом вредоносное — познание определенных лечебных средств. Всё, что связано с медициной, испытает чудовищный, в материалистическом смысле чудовищный подъем. Инстинктивно будут постигнуты лечебные силы определенных веществ и определенных отправлений, и этим будет причинен огромный вред. Но этот вред будут считать пользой. Болезнь будут считать здоровьем, мои дорогие друзья, потому что увидят, что в определенных отправлениях привносится нечто такое, что кому-то будет нравиться. Просто кому-то будет нравиться то, что в определенном направлении доведет людей до нездоровья.

Итак, познание лечебных сил известных процессов, известных отправлений возрастет, но это попадет в совершенно пагубный фарватер. Потому что, прежде всего через определенные инстинкты, будет постигнуто, какие болезни вызываются (hervorruffen) определенными веществами и определенными отправлениями, и можно будет из совершенно эгоистических соображений вызывать или не вызывать болезни.

В-третьих, последует вот что: узнают совершенно определенные силы, с помощью которых, я бы сказал, посредством совсем легкого импульса, через гармонизацию определенных вибраций, можно будет высвобождать в мире огромные машинные силы. Именно этим путем инстинктивно будет познаваться своеобразное духовное управление существом машинного, механического, и вся техника окажется в опустошающем (wüstes) фарватере. Но эгоизму людей этот опустошающий фарватер будет особенно хорошо служить и нравиться*.

Это, дорогие друзья, фрагмент, конкретно взятый из эволюции бытия, отрывок из жизне-постижения, который правильно оценить может, в сущности, лишь тот, кто прозревает, как недуховное восприятие жизни совершенно не в состоянии привести к ясности относительно этих вещей. Если бы однажды пришли вредоносная для человека медицина, ужасное извращение (Verirrung) сексуальных инстинктов, ужасная суматоха (Getriebe) в чистом мировом механизме, злоупотребление природными силами через духовные силы, — то бездуховное мировоззрение ничего этого, ведь, не поняло бы, оно вообще не заметило бы, что сбилось с правильного пути. Оно заметило бы это столь же мало, как мало спящий, пока он спит, может видеть подкрадывающегося к нему разбойника, собравшегося его ограбить, — он обнаруживает то, что стряслось, в лучшем случае лишь позже, пробудившись. Но тогда это было бы очень дурным пробуждением для человека! А до того он стал бы радоваться инстинктивному расширению знания о лечебных силах определенных процессов и определенных веществ и почувствовал бы такую удовлетворенность вследствие определенных извращений сексуального инстинкта, что стал бы восхвалять это заблуждение как особенно высокое достижение сверхчеловечности, свободы от предрассудков, непринужденной естественности... В определенном отношении отвратительное стало бы прекрасным, а прекрасное — отвратительным, и ничего этого не замечали бы, так как все это считалось бы природной необходимостью. Но это было бы отклонением оттого пути, который предначертан человечеству в соответствии с самой сущностью человека.

Я верю в то, дорогие друзья, что можно — прочувствовав, как духовная наука вторгается в сам образ наших мыслей, — мобилизовать всю серьезность в отношении таких истин, как рассмотренные сегодня. И что из этого можно почерпнуть то, что, собственно говоря, должно быть почерпнуто из всей духовной науки: признать в этой духовной науке определенную свою обязанность, определенный жизненный долг. Где бы мы ни находились, мои дорогие друзья, что бы мы ни делали в мире, важно, чтобы мы могли нести в себе следующую мысль: наши деяния должны быть пропитаны и просвещены осознанием подобных духовных фактов. Тогда мы будем как-то содействовать тому, чтобы человечество в верном смысле слова продвинулось вперед в своем развитии.

Было бы заблуждением думать, что истинная духовная наука, воспринятая серьезно и достойно, могла бы когда-либо отвлечь человека в его жизни от практической, интенсивной работы. Истинная духовная наука пробуждает человека относительно таких вещей, о которых я сегодня говорил И можно было бы задать следующий вопрос: может ли, собственно говоря, вредить сну бодрственная жизнь? Если нам будет угодно выбрать такое сравнение, можно было бы сказать, что прозрение духовного мира относительно обычного бодрствования является дальнейшим, более высоким пробуждением по сравнению с обычным пробуждением от сна. И тогда мы сможем, проводя это сравнение, задать вопрос: может ли бодрственная жизнь когда-либо принести вред сну?

Только если она не будет правильной! Если бодрственная жизнь проводится правильно, тогда и сон будет здоровым, но если бодрственная жизнь проводится в мечтаниях или в бездействии, или в удобствах, не работая, тогда и сон станет нездоровым. Так же обстоит дело в отношении той жизни, которую мы усваиваем как бодрственную через духовную науку. Вырабатывая в себе посредством духовной науки правильное отношение к духовному миру, мы достигнем того, что так же, как через здоровую бодрственную жизнь регулируется сон,—гак же будет направляться на верные пути посредством этого правильного отношения к духовному миру и наше участие в обычной внешне чувственной жизни.

Тот, кто наблюдает жизнь именно в наше время, тот сам оказывается спящим, если не обращает внимания на некоторые вещи. Как люди гордились, особенно в последние десятилетия, своей жизненной практикой! Наконец, в последние десятилетия пришло к тому, что те, кто наиболее пренебрегают идеальным, духовным, спиритуальным, они как раз и заняли повсюду руководящие места. И можно было до тех пор разглагольствовать о практичности такой жизни, пока человечество не было вовлечено в пропасть. Некоторые люди как раз и начинают теперь каркать — но большинство делают это совершенно инстинктивно: «Должно придти новое время, должны появиться какие-то новые идеалы!» Но это всего лишь карканье. И если эти вещи наступят инстинктивно, без сознательного вживания в духовную науку, они тогда скорее послужат разрушению того, что должно быть пережито в бодрственном состоянии, чем какому-либо продвижению к процветанию и развитию.

Тот, кто разглагольствует еще сегодня все в тех же, с давних пор привычных словах, находят иногда еще некоторый отклик. Но люди должны будут привыкать к иным словам, иным оборотам (Wendungen), если мы хотим, чтобы из хаоса возродился обновленный социальный космос.

Если в какую-то эпоху люди, которым надлежит бодрствовать, упускают это бодрствование и не понимают того, что должно было бы действительно осуществляться, тогда и в действительности ничего не происходит, а лишь бродит призрак предшествовавшей эпохи, — точно так же, как во многих религиозных общинах бродят сегодня лишь призраки прошлого, и точно так же, как бродит, к примеру, призрак древнего Рима в сегодняшней нашей юридически-правовой жизни. Духовная наука должна именно в этом отношении в эпоху души сознательной сделать человека свободным, действительно подвести его к лицезрению упомянутого духовного факта: того, что совершает Ангел в нашем астральном теле. Абстрактное рассуждение об ангелах и тому подобное может, в лучшем случае, послужить началом; прогресс же должен достигаться конкретным подходом, то есть ответом на этот ближайший интересующий нас вопрос, встающий в связи с нашей определенной эпохой. Этот вопрос касается нас уже просто потому, что в нашем астральном теле Ангел ткет (webt) образы, эти образы должны формировать наше будущее, формирование же это должно осуществляться через душу сознательную.

Если бы мы не обладали душой сознательной, тогда нам и не нужно было бы об этом заботиться. Тогда в нас вступили бы другие духи, другие Иерархии, чтобы созидать то, что теперь созидает Ангел. Но так как мы должны развить душу сознательную, то никакие другие духи не вступят, чтобы осуществить то, что ткет в нас Ангел.

В египетскую эпоху, разумеется, действовали другие Ангелы. Но вскоре вступили другие духи, и именно это было затемнено для человека его атавистически-ясновидческим сознанием. То есть люди создали — тем, что они воспринимали это своим атавистическим ясновидением,— люди сами соткали завесу, темную завесу перед этими образами. Но теперь сам же человек должен ее снять. Поэтому он не должен проспать того, что будет, как говорилось, внесено в его сознательную жизнь в течение времени, которое закончится еще до третьего тысячелетия. Возьмем же из антропософски ориентированной духовной науки не только разнообразное духовнонаучное содержание, возьмем также и решимость (Vorsätze)! И тогда это даст нам силы быть бодрствующими людьми.

Мы можем приучить себя, дорогие друзья, быть бодрствующими людьми. Мы можем обратить наше внимание на самое разное. Мы можем однажды начать наблюдать и тогда сможем заметить, что в сущности не проходит дня, чтобы в нашей жизни не случилось чуда. Мы можем выразить по-другому только что сказанное. Мы можем сказать так: если мы в какой-нибудь день не обнаружим в своей жизни чуда, то это означает, что мы его просто не заметили. Попытайтесь однажды вечером пересмотреть свою жизнь, и вы найдете в ней маленькое или большое, самое обыденное событие, о котором вы сможете себе сказать: оно вошло в мою жизнь так удивительно, оно свершилось так чудесно. Вы сможете этого достигнуть, лишь если достаточно широко начнете размышлять, лишь если достаточно широко сможете объять своим душевным оком жизненные взаимосвязи. Но этого в обычной жизни совершенно не делается, так как обычно не задаются вопросом: чего именно не произошло из-за того или иного?

В большинстве случаев мы не беспокоимся о тех вещах, которым было воспрепятствовано, о тех событиях, которые, свершись они, основательно изменили бы нашу жизнь. За этими вещами, которые каким-либо образом были устранены из нашей жизни, стоит бесконечно многое из того, что воспитывает нас бодрствующими людьми. «Что могло бы сегодня со мной произойти?» — если я каждый вечер ставлю перед собой этот вопрос и затем пересматриваю отдельные события, которые могли бы принести то или иное, то к таким вопросам присоединяются жизненные наблюдения, вносящие бодрствование в собственное наше поведение. А это уже нечто, что может дать начало и уже само ведет всё дальше и дальше. В конце - концов это приводит к следующему. Если обычно мы не спрашиваем себя, к примеру, что могло бы случиться, если бы мы вышли, как планировали, в половине одиннадцатого из дому, если бы нас не задержал пришедший к нам в последний момент человек, из-за чего мы сердились тогда,— если обычно мы не спрашиваем, что тут изменилось, то теперь мы уже не просто допытываемся, что все это значит для нашей жизни. (О таких вещах я здесь однажды уже говорил подробно**). От наблюдения негативного в нашей жизни, которое может свидетельствовать о преисполненном мудрости водительстве нашей жизнью, до лицезрения ткущего и действующего в нашем астральном теле Ангела — это прямой путь, истинно прямой и надежный путь, который мы можем избрать.


[1] Приводим относящиеся к этой теме указания Р.Штейнера из других лекций:

«Что живет в национальном пафосе? То же самое, что и в сексуальности, только сексуальное узким образом изживается в одной сфере, а национальный пафос — в другой. Это — сексуальный человек, который изживает себя через эти два разных полюса. Быть шовинистом означает не что иное, как развивать групповое сексуальное начало. ...Намного более, чем догадываются люди, действуют в наше катастрофическое время сексуальные импульсы, - намного более, чем это себе представляют люди, поскольку импульсы происходящего сегодня лежат отчасти очень и очень глубоко» — (Лекция 05.01.1918 г. ПСС, т. 180.)

«Больше, чем полагают, проблема национальности должна быть поставлена во взаимосвязь с сексуальной проблемой. Ибо национальная принадлежность покоится, как на основании, на том же органе — системе ганглиев, – как и сексуальность. ...Кто живет в мире с открытыми глазами, тот бесконечно много родственного обнаружит между тем, как человек действует исходя из эротического, и тем, как действует он, исходя из своей национальной принадлежности. Возбуждения национального рода, особенно сильно действующие бессознательно, они очень родственны сексуальному возбуждению». — (Лекция 14.01.1917 г. ПСС, т. 174.)

* Подробнее о «евгеническом оккультизме», «гигиеническом оккультизме» и «механическом оккультизме» см. в лекциях Р. Штейнера, прочитанных вДорнахе в ноябре-декабре 1918 г. (ПСС, т. 186).

** См. лекцию «Действия кармы» от 24.10.1916 в Цюрихе (ПСС, т. 168), а также лекцию «Об Ангеле-Хранителе человека» от 13.06.1923 (ПСС, т. 349).

Авторство перевода с нем. 1960-70 (?) гг. не установлено.
© Редакция А. С. Конвиссера
© Издательство им. Вл. Соловьева, 2002


Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Как может быть преодолен душевный разлад человека современности?
  • Общность – над нами, Христос – в нас
    Вернуться назад


  •  Ваше мнение
    Ваше отношение к Антропософии?
    Антропософ, член Общества
    Антропософ, вне Общества
    Не антропософ, отношусь хорошо
    Просто интересуюсь
    Интересовался, но это не для меня
    Случайно попал на этот сайт



    Всего голосов: 4431
    Результат опроса